Art-eco.ru : ПРО ЧАЙ

Пить хороший чай — это вид чистейшего счастья!

Перейти к содержанию рубрики «Чай и чайная торговля»

Гл. 20. Социальное значение чая

Избранные главы из книги Субботина А П. «Чай и чайная торговля» (СПб., 1892)

§71. Из характеристики чая, как предмета питания, можно сделать прямой вывод о его широком социальном значении. В этой посредствующей роли чай служит большую службу человечеству в разных отношениях. Он не только занимает почетное место в общенародной экономии, в ряду других факторов благосостояния наций, но имеет и более широкое значение. Значение это рельефно выражается как со стороны общеэкономической и промышленной, так и со стороны государственной, религиозной и общественной.

Обращаясь к экономическому значению чая, следует остановить внимание на том, что те классы народа, которые не могут затрачивать сколько нужно на приобретение нормального количества хороших питательных веществ, находят в чае такую удобную замену недостающего количества пищи, которая поддерживает их трудовую энергию и увеличивает среднюю продолжительность жизни. Как уже и раньше было указано, все малосостоятельные люди могут благодаря чаю, довольствоваться меньшим количеством обыкновенной пищи, или же могут заменить питательную, но дорогую пищу равным количеством менее питательной, но дешевой. Этим путем они сокращают свой расход на той части пищи, которая состоять из так называемых «протеиновых» тел, имеющих относительно высокую стоимость. На добывание этих пищевых элементов пришлось бы затратить много лишних сил, что отчасти могло бы повести к излишнему предложению труда, а следовательно и к ухудшению положения рабочего класса, так как одни питались бы лучше, а другие не имели бы и того, что имеют теперь. Таким образом, для бедного населения чай, представляя собою настоящий хлеб, только в другом виде, является вместе с тем как бы регулятором основных затрат на рабочую силу.

При отсутствии чая или другого подкрепляющего, хотя бы менее безвредного, напитка, организм рабочего человека не был бы в состоянии выполнять всю ту сумму производительного труда, какую он дает при потреблении чая и ему подобных средств. Таким образом, чай является одним из орудий для увеличения общего производства и для уменьшения общей нужды. Известно, что те страны, которые более всего развили в себе промышленную энергию и сильнее развернули обрабатывающие производства, каковы, напр., Англия и Соединенные Штаты, суть главные потребительницы чая. Конечно, это еще не дает повода утверждать, что их промышленное значение зависит от чая но одно уже такое совпадение указывает, что и чай играет некоторую роль, как один из факторов, способствующих образованию добавочной рабочей силы в населении. Это свойство чая особенно важно для русских крестьян и рабочих, которые вынуждены трудиться в менее благоприятных условиях, чем рабочие у других европейских народов. Наши земледельцы имеют в своем распоряжении только 3-5 месяцев удобного для полевых работ времени, в течении которого должны наработать на целый год, при чем самая напряженность труда сугубо увеличивается. Надо прибавить к этому более суровые климатические условия, хуже подготовленную почву, недостаток хороших земледельческих орудий, плохое состояние рабочего скота и т. п. –  все это еще более увеличивает трату сил и потерю веществ в организме. В таких случаях чай не только помогает легче выносить всю тяжесть деревенской «страды», зимнего извоза, фабричной работы и пр., но может служить хорошим подспорьем к скудной крестьянской пище, особенно во время постов, столь распространенных в России. Поэтому нужно желать для него самого широкого распространения в этой среде, ради поддержания и усиления ее трудовой производительности.

В среде интеллигентных тружеников чай также составляет большое подспорье, так как не только усиливает трудовую энергию, но делает саму работу более сносной, способствуя уравновешению умственных и телесных сил, предрасполагая к более ровному настроению, столь необходимому при серьезных занятиях.

Для промышленной жизни чай имеет то значение, что с распространением его стали создаваться некоторые новые и расширяться некоторые старые отрасли производства, с одной стороны имеющие связь с его потреблением, с другой рассчитанные на ввоз в Китай европейских товаров в обмен на чай. В России к производствам первого рода принадлежат сахарное, посудное, самоварное, булочное и т. д.; второго рода – производство сукна и других мануфактурных изделий, нужных для Китая и охотно принимаемых в обмен на чай. На одних сахарных заводах занято до 80 тыс. рабочих, да на свекловичных плантациях не одна сотня тысяч. Десятки тысяч кустарей круглый год посвящают себя разным мелким производствам, вызванным к жизни распространением чая: выделка ящиков, корзин для хлеба, ножей, салфеток, чайниц и пр.; а сколько рабочего народа занято мукомольным делом, приготовлением булок, пирожного и разного печенья, варкою варенья, сиропов и проч.

Все эти производства (подробности о них – ниже в главе 22) увеличивают общую сумму промышленного заработка населения на многие миллионы рублей. Равным образом, Россия и Европа познакомились, благодаря торговле чаем, с некоторыми китайскими товарами вроде фарфора, шелковых и бумажных материй и др. изделий. Затем –  самая чайная торговля непосредственно доставляет большие заработки населению: в разнообразных торговых заведениях и складах, в работах по укупорке, переноске, развеске, транспортировке и пр. Более сотни тысяч народа по сибирскому тракту, на протяжении 4 000 верст, кормится от перевозки чая; последняя дает также большой заработок пароходным и железнодорожным предприятиям.

Государственное значение чая также несомненно. Оно проявляется и в политическом и финансовом отношениях. Прежде всего –  благодаря быстрому развитию чайной торговли, европейские государства вступили в сношение с Китаем и соседними странами, так что чай как бы пролагал широкий путь для всяких иных производительных сношений с богатейшими странами Азии, что в свою очередь облегчало и политическое влияние на эти страны со стороны Англии, России и Соед. Штатов, т. е. государств, являющихся самыми сильными потребителями
чая. За чайными торговцами, по настроенной ими дороге, пошли и ученые экспедиции в малоизвестные страны, так что здесь чайная торговля оказала косвенную пользу европейской науке; агенты чайных фирм распространяли всевозможные сведения о жизни Китая и других стран: в свою очередь эти страны знакомятся с неизвестными им прежде европейскими государствами, а это также дает толчок к тому, что замкнутые прежде в самих себе азиатские государства разбивают скорлупу отчужденности, выходят из прежней неподвижности и делаются более доступными европейской культуре. Около чайной торговли развился обмен других изделий, и все возрастающие интересы торговли служат надежной гарантией мирных отношений между государствами, порождая ряд мирных трактатов. Торговые и другие интересы становятся настолько крупными, что это все более упрочивает мир между Китаем и другими странами, делая войну все более для них невыгодною. Да можно сказать, что, напр., англичане, американцы и русские настолько привыкли к чаю, что лишение их этого продукта, вследствие каких-либо военных осложнений, было бы весьма ощутительным, так что развитие потребления чая несомненно служить одним из стимулов к поддержанию мира между некоторыми народами. Но в этих мирных отношениях есть и оборотная сторона; напр., торговые сношения Англии с Китаем принесли последнему немало несчастья, так как англичане за получаемый от китайцев чай расплачиваются с ними зловредным губительным опиумом.

В политической истории 117 лет тому назад пошлина на чай оказалась каплею, переполнившей чашу долготерпения североамериканских колоний Англии. Известен тот факт, относящийся к 1773 г., что американцы, недовольные чрезмерной пошлиной, установленной Англией на ввозимый к ним чай, потопили в Бостоне три английские корабля с чайным грузом, и это событие послужило первым толчком к успешной борьбе колоний за их самостоятельность, кончившейся отделением Соединенных Штатов Северной Америки от Англии.

Затем – потребление чая, с финансовой точки зрения, ведет за собою непосредственное и прогрессивное возрастание государственного дохода разных стран. В странах вывоза – с чайных плантаций взимается прямой налог, который с развитием потребления дает казне все больше денег. В странах ввоза –возрастает доход от таможенных сборов с чая, который представляет собой положительно лучший объект косвенного обложения, так как во-первых все более входить в употребление масс и доходы с него правильно возрастают; во-вторых он не встречает конкуренции со стороны внутреннего производства; в-третьих он всецело падает на потребителей, а не перелагается ими на других, как это бывает со сборами с большей части других товаров и предметов потребления.

Такое финансовое значение имеют очень немногие другие колониальные товары, как-то кофе, рис, какао, бриллианты, отчасти сигары и некоторые пряности, которые, однако, по важности их для народного и государственного хозяйства, уступают чаю. Кроме того, производство и торговля чаем, усиливая заработок населения от побочных отраслей, повышает его платежные силы, что доставляет новый объект для государственного обложения, не считая огромных доходов в виде патентных и других сборов от предприятий, занимающихся торговлей чаем, а также от тех заведений, где его пьют.

Наконец – для некоторых азиатских стран чай имеет огромное значение, как общий товар, принимаемый за единицу обмена, как ходячая монета. Так, в Монголии вместо денег ходит кирпичный чай, ценою в 30-40 копеек, также маленькие свертки по 1-2 копейки и даже рассыпной чай –  луган. У нас в Сибири, особенно у кочевников, кирпичный чай тоже ходил вместо денег.

§72. Что касается значения чая для России с государственной точки зрения, то известно, что он больше всего способствовал установлению и развитию наших мирных торговых сношений с Китаем, а также ознакомлению русских с этой интересной страною, представляющей много особенностей и немало поучительного со стороны бытовой, политической и экономической. С другой стороны и китайцы, которые прежде горделиво считали Россию слабым малоразвитым государством и имели даже претензию на то, чтобы признавать ее зависимой вассальной областью в роде Кореи, благодаря сношениям, вызванным чайной торговлей, должны были переменить свое мнение, и прежний взгляд свысока заменился уважением к северному колоссу, с которым невыгодно ссориться, а нужно было серьезно считаться, как с единственной сопредельной европейской державой, границы которой охватывают китайские владения на протяжении более 8 000 верст с двух сторон – с северной и западной, не считая постоянного открытого доступа с моря.

Влияние наше на Китай все упрочивается благодаря чаю, особенно в последнее время, когда Англия все сокращает спрос на китайские чаи, и русский рынок приобретает для китайцев сугубую важность. Русское влияние еще с большей силой чувствуется в Монголии, хорошо к нам расположенной, для которой сухопутная перевозка чаев в Россию, особенно кирпичных, составляет жизненный вопрос.

Финансовое значение чая для России также весьма велико; один таможенный сбор доходит до огромной цифры в 25 миллионов руб. в год – более 1/4 всего таможенного дохода. А сколько миллионов еще собирается за патенты на трактирные заведения, рестораны и т. п., за гильдейские свидетельства, за билеты на чайные склады и магазины, за бандероли и пр.; сколько затем поступает в государственное казначейство в виде разнообразных сборов и доходов с побочных производств, связанных с потреблением чая!

§73. Свое религиозное значение чай, как уже говорено раньше, приобрел более всего в Китае, и его распространение идет рука об руку с распространением буддизма, в культе которого ему отведено известное место.

Особую роль играет чай при отправлении религиозных обрядов секты та-о, что указано и у К. Риттера.

Такое значение чай имеет у всех народов принявших буддийско-ламаийскую веру. Так напр. в Тибете потребление чая «очищает душу человека». Об этом очень красноречиво пишет один китайский писатель ХVIII в.

Общественное значение чая также весьма велико. Подобно тому, как он получил права гражданства в религиозных церемониях Китая он также быль введен и в круг сложного придворного этикета, а также при дипломатических сношениях. Как и следовало ожидать это, так сказать, этикетное значение чая ведет свое начало от китайцев, у которых чай был одним из необходимых элементов в известных китайских церемониях. Не только при дворе, но и в частных домах и в деловых сношениях, начинали с того что усаживали посетителя и подавали ему чашку чая и только после того как он ее выпьет, вступали в беседу. Аналогичное явление можно наблюдать в ритуале и других народов: у турок, арабов и др., вместо чая подают кофе и трубку, у индейцев раскуривают трубку, когда приступают к переговорам и т. д. Из Китая чайный этикет распространился и в других азиатских государствах, кроме Турции и других отдаленных от Китая кофейных стран.

Это же обыкновение привилось и в России; у нас многие деловые беседы принято вести за чаем, причем часто бывает так, что не начинают и разговора прежде, чем не начнется чаепитие («вот подадут чайку и потолкуем») – и это не только в коммерческих делах, но и при переговорах о делах семейных, общественных и т. п.

С точки зрения социальной в собственном смысле – потребление чая отразилось целым рядом полезных воздействий на человека и на его общественную деятельность. Всем известно, что чай способствует общительности в широком смысле, что без него многие общественные собрания теряют значительную часть своей притягательной силы, при чем чувствуется даже какая то пустота.

Да и вообще дознано долгим жизненным опытом, что чай сообщает мирное настроение, смягчает общественные нравы. После чая человек делается как-то мягче, добрее, что заметно особенно на людях желчных. За чаем, при успокоительном шипении самовара, разные жизненные невзгоды представляются менее обостренными, в более мягком свете; многие ссоры иногда совсем прекращаются после нескольких стаканов чая. Как можно судить из сказанного выше, чай обладает способностью разгонять скуку, оживлять беседы, сокращать томительное ожидание. Для рабочего человека чаепитие часто представляет единственное удовольствие и своего рода гурманство. Чай в отличие от вина успокаивает человека, вводит его в норму, тогда как вино приводит человека в неровное настроение и часто возбуждает страсти.

Все эти, так сказать, социальные достоинства чая делают его драгоценным подспорьем для правильного течения общественной жизни.

У нас в России чаепитие еще мало развито в крестьянской массе, а потому еще и не приносить всей той социальной пользы, на которую можно бы было рассчитывать; но во всяком случае оно делает более сносной общественную жизнь, делает настроение менее пессимистическим, помогает и без того терпеливому русскому народу легче переносить разные житейские испытания, примиряя многих с неприглядной и удручающей обстановкою их быта.

Распространение чаепития в России сопровождалось очень характерным явлением, какого в других странах не замечалось. У нас почти по всей Руси великой, главным образом в великороссийских губерниях и даже у инородцев, вошло в обычай просить при каждом удобном случае «на чай, на чаек», и немного осталось местностей, где еще по старинному просят «на водку». Прежде, до начала нынешнего столетия, просили на водку, на вино, а потом мало по малу это выражение заменилось более деликатной просьбой «на чай», и сложилась поговорка «ныне и пьяница не просит на водку, а все на чай».

Можно с достоверностью предположить, что прежде всего просьба на чай распространилась в среде ямщиков, а потом уже перешла и в другие рабочие слои русского общества.

Давать на чай ямщикам вошло как бы в обязанность проезжего и составляет как бы одно из звеньев русского обычного права; это настолько укоренилось, что для лиц, едущих по казенной надобности и не платящих прогонов, было даже установлено законом давать прибавку ямщикам. Отказ в этом признается чем-то неестественным, невероятным, и лица отказывающиеся подвергаются нареканиям.

С развитием торгового движения и общественной жизни, рядом с ямщиками, самое коренное свое распространение чайная подачка получила в среде прислуги гостиниц, ресторанов, трактиров и т. п., потом перешла и в другие низшие слои населения; на чай получают также все лица, нанятые для каких либо услуг, как обычную прибавку к договоренной заработной плате, а также лица оказывающие мимолетные услуги в роде швейцаров, лакеев, посыльных, носильщиков и т. п. При этом термин «на чай» для всего этого люда стал общим для всей России, тогда как у ямщиков некоторых местностей еще сохранился термин «на водку, на горилку», как, например в белорусских и малорусских губерниях. Эта условная форма косвенного вознаграждения за необязательную недоговоренную работу получила такое значение, что известный немецкий ученый Иеринг посвятил ему особую большую монографию. В России эта форма имет три оттенка: 1)дають на чай, как добавочную полюбовную плату к выговоренной уже плате за особенное старание (напр. ямщикам и извозчикам за то, что хорошо ехали), но в некоторых случаях эта необязательная форма обращается в обязательную (напр. в театрах и др. местах за сбережение платья; 2) как прямая плата за услугу, но неопределенная заранее количественно, а только подразумеваемая (как напр., комиссионерам, посыльным, носильщикам и т. п.); 3) в смысле праздничных денег («с праздником» разным служащим лицам, работникам и т. п.). В совокупности все эти «чаи» составляют весьма крупную сумму и значительный процент в бюджете (доходящий до 1-5%). Но для нас важен самый термин «на чай», доказывающий – какое серьезное значение придается этому напитку, благородным названием которого прикрываются более низменные цели. Было бы наивно, конечно, полагать, что «чаевые деньги» действительно идут на потребление чая. Этим термином прикрывают часто желание сорвать что-либо с «барина», «выпить водки» и пр.; только эти желания замаскировываются употреблением всуе слова «чай».

В других государствах, где чай не имеет такого общественного значения, подобной маскировки нет, а просто говорится «на выпивку» (Trinkgeld, pourboir), или это имеет характер добровольной подачки (по итальянски –  buono mano); между тем там эта форма имеет, пожалуй, еще большее распространение, чем у нас (особенно с путешественников, в ресторанах) и т. п.

§74. Наконец – с социальной точки зрения нельзя не признать широкого значения чая, как могущественного фактора в борьбы с алкоголем и с другими зловредными формами потребления, угнетающими современное культурное человечество. Распространение потребления чая хотя медленно, но упорно стесняет сферу влияния спиртных напитков, а это влечет за собой не только сбережение народных сил, но косвенно делает народ более сознательным, более способным к участию в общественных делах. При сокращении потребления алкоголя и с увеличением потребления чая, люди делаются более здоровыми, а следовательно и более годными элементами для общественной жизни, более восприимчивыми к хорошим влияниям, что так дорого для устройства более нормальных отношений между людьми, особенно в наш нервный век, когда контингент измученных жизнью все увеличивается.

Потому-то первой задачей обществ трезвости должна быть забота о распространении чая, как противовеса пьянству, об устройстве чайных заведений для народа, что с каждым годом все более входит в сознание разных общественных групп. Ученые и статистики установили тот факт, что продолжительность жизни выше для тех, кто пьет только чай и не употребляет крепких напитков. Равным образом и наклонность к самоубийствам, к сумасшествию и к совершению преступлений, сильно возрастающая от употребления крепких напитков, очень незначительна для тех групп и лиц, которые употребляют только чай.

Все ученые, занимавшиеся вопросом об алкоголизме, единогласно указывали на необходимость целого ряда общих коренных мер против этого зла, и в числе этих мер выставлены такие, как облегчение налогов с менее вредных напитков, в роде чая, с целью их удешевления и большего распространения. И действительно, как только принимаются какие-либо меры для ослабления алкоголизма – в то же время возрастает потребление чая. Это подтверждается, например, тем, что возрастание это сильнее в той стране, где правительство всего энергичнее боролось с пьянством, – в Англии.